Как закалялся сертификат


Как закалялся сертификат

О том, как новые законы совершили революцию на рынке сертификационных услуг

Евгения Зейналова Евгения Зейналова
специальный корреспондент




Поздравляем вас, коллеги! «Сертификационному рубикону» — мерам по ужесточению данной формы прохождения соответствия техническим регламентам, предпринятым правительством РФ, — исполнился год. С марта 2019 логисты и участники ВЭД жили по новым правилам. Из простой задачи, которую многие решали за пару дней путем взяток и заочной экспертизы в «казахской» лаборатории-однодневке, получение сертификата превратилось в многоэтапный и трудозатратный процесс. Проверки со стороны Росаккредитации «приправили» этот процесс дополнительными финансовыми рисками для участников ВЭД. Полученные ранее лицензии оказались аннулированными — без каких-либо уведомлений и компенсаций нанесенного владельцам продукции ущерба.

Что встряхнуло рынок сертификации?

Чего может стоить одна ошибка в выборе сертификационного органа?

Как выбрать сертификационный орган и не попасть в ситуацию, когда таможенник на границе вдруг объявляет: «Ваш сертификат аннулирован»?

И кем стала пандемия для участников ВЭД в части сертификации: другом или врагом?


Ответы на эти вопросы «Логирус» искал вместе с Даниилом Пухляком, руководителем отдела продаж компании «МастСерт».

Здравствуй, новая жизнь

В марте 2020 года Федеральная служба по аккредитации подвела итоги контрольной и судебной работы за прошлый год. Результат — 1698 проверок. 48 аккредитованных органов по сертификации лишились аккредитации «в связи с неисполнением выданного предписания». 151 орган прекратил деятельность «в результате незавершения прохождения аккредитованными лицами процедуры подтверждения компетентности». Из этих 150 с лишним органов — 26 органов по сертификации и 99 испытательных лабораторий.

«Проверкам Росаккредитации подвергаются как сами органы сертификации, так и испытательные лаборатории, — говорит Даниил Пухляк. — При этом на ценообразование и скорость выдачи лицензий влияет именно статистика по закрытым лабораториям. Чем больше лабораторий приостанавливает деятельность, тем большую нагрузку испытывают оставшиеся рабочие органы. Выдача сертификатов и протоколов испытаний занимает уже не две недели, а месяц. Чем больше очередь в лабораторию, тем дороже обходится процедура сертификации».

Итак, в общей сложности 199 органов по сертификации и лабораторий в 2019 году прекратили работу. Для участников ВЭД и держателей сертификатов это обернулось неожиданными последствиями.

«151 орган прекратил деятельность "в результате незавершения прохождения аккредитованными лицами процедуры подтверждения компетентности"»



Согласно пункту 5 подпункту 6 Постановления № 300 Росаккредитация выдает предписание об отмене лицензий, выданных аккредитованным лицом. Аннулирование сертификатов происходит «без дальнейшей возможности возобновления и права реализации продукции». А ответственность за убытки, согласно закону, возлагается на «лицо, не исполнившее предписание». То есть на сам сертификационный орган — который к тому времени, возможно, уже несколько лет как не работает.

«Росаккредитация вправе аннулировать все документы, выпущенные за последний год органом сертификации, у которого в ходе внеплановой проверки были обнаружены нарушения. В теории это должно происходить так: госорган обращается к организации и говорит:"Вы выдали нелегитимный сертификат", – подчеркивает Данил Пухляк. В ответ организация должна в судебном порядке доказать, что документы были выданы по всем правилам или подтвердить ошибку и оплатить штраф, уточняет эксперт.

Но, по его словам, на практике все, конечно, иначе. Когда Росаккредитация обращается к юрлицу с претензией, никакого юрлица уже давным-давно нет. Конечно, никто из участников этого процесса не уведомляет владельцев сертификатов о том, что их документы подверглись проверке и могут быть аннулированы.

В результате компании, которые продолжали работать, оказались буквально завалены звонками. По 200-300 звонков в день с одним и тем же вопросом: «Я приехал на таможню с действующим сертификатом, его проверили и сказали, что он перемещен в архив! Что делать?!». Причем для многих ответ на этот вопрос был только один: оформлять сертификат заново, рассказывает Данил Пухляк.

«Росаккредитация обращается к юрлицу с претензией — а никакого юрлица уже давным-давно нет. И владелец сертификата даже не подозревает, что его документы аннулировали»



Шумиха, поднятая Постановлением № 300, была подогрета еще одним законом — Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 сентября 2019 г. № 1236. Оно устанавливало новые критерии оценки работы аккредитованного лица.

При оценке качества работы органа по сертификации Росаккредитация теперь обращает внимание на:

1. Наличие у руководителя органа по сертификации/испытательной лаборатории высшего образования по специальности, соответствующей всей области аккредитации и опыта работы в области оценки соответствия не менее 5 лет.

2. Отсутствие в составе руководства или ключевого персонала сертификационного органа лиц, в течение двух последних лет участвовавших в массовой или систематической необоснованной выдачи сертификатов.

3. Наличие в области аккредитации испытательной лаборатории (центра) не менее половины методов исследований и измерений, содержащихся в перечне международных и межгосударственных стандартов.

4. Наличие в составе юридического лица структурного подразделения, аккредитованного на право проведения исследований по техническим регламентам и методикам ЕАЭС и включенного в национальную часть Единого реестра.

5. Наличие у юридического лица финансовых ресурсов, достаточных для выполнения в заявленном объеме работ по обязательной сертификации, в частности — уставного фонда не менее 2 млн рублей.

По словам Даниила Пухляка, такой подход привел к тотальной реформе рынка: его покинули последние «мелкие рыбки». Это не удивительно, отмечает эксперт: штраф за лицензию, не соответствующую требованиям Росаккредитации, составил 400 тыс. рублей. Пять неправильных лицензий — уже 2 млн. Для серьезных сертификационных лабораторий это пустяки, для небольших организаций — слишком большой риск.

До принятия Постановления № 1236 получение сертификата было делом одного дня. Компания могла отправить образцы первому попавшему сертификационному органу, в течение суток получить документы и без проблем пройти таможенный досмотр. К такой схеме работы привыкли все», — поясняет Даниил Пухляк — и российские участники ВЭД, и партнеры из Китая, Европы и ЕС.

Доработанный механизм оформления сертификата соответствия теперь выглядит так:

● анализ технической документации;
● отбор образцов;
● таможенная декларация;
● испытания продукции;
● анализ состояния производства;
● регистрация документа в реестре;
● выдача сертификата соответствия;
● инспекционный контроль.

А схема оформления декларации соответствия — так:

● отбор образцов;
● таможенная декларация;
● испытания продукции;
● подача документации в орган сертификации;
● регистрация документа в реестре;
● присвоение номера и выгрузка декларации соответствия.

«Рынок сертификационных услуг и сами участники ВЭД почти год привыкали к тому, что сертификат теперь оформляется 2 недели, а не 2 дня»


Для того, чтобы прийти в себя и адаптироваться к новым условиям, участникам рынка понадобился почти год.

«К 2020 году ситуация стабилизировалась. Волна массовых проверок схлынула. Безусловно, контроль за деятельностью сохранился — взять хотя бы недавний случай, когда Росаккредитация перенесла в архив все документы одного из органов, выпускавшего декларации о соответствии. Но это были крайне нелегитимные документы, проведенные без испытаний. Подавляющее большинство сертификационных компаний так уже не работают», — говорит Даниил Пухляк.

Однако на смену законодательным изменениям пришли новые потрясения, уже глобального масштаба — пандемия коронавируса.

Пандемия, 90 дней до приказа и новые риски

Удивительно, но пандемия коронавируса сыграла на руку логистическим компаниям, занимающимся сертификацией продукции в рамках ВЭД. 8 июня вступил в силу закон № 166-ФЗ «О неотложных мерах, направленных на обеспечение устойчивого развития экономики и предотвращение последствий распространения новой коронавирусной инфекции».

В рамках этого закона срок условного выпуска товаров был увеличен с 45 до 90 дней. Это срочная мера, которая действует только на период пандемии. Но все логистические компании, безусловно, будут рады, если закон продолжит свое действие.

Одним из основных товаров по сертификации в условиях пандемии были медицинские маски. О том, как оформить импорт средств индивидуальной защиты согласно букве российского и китайского законодательства читайте в материале 33 бумажки для медицинской маски.

Даниил Пухляк поясняет: «Условный выпуск дает возможность декларанту ввезти партию продукции без сертификата. Например, из партии численностью 1000 штук сертификационный орган отбирает 10 образцов для испытаний. На остальные 990 образцов декларант подает в таможенный орган заявление об условном выпуске, на основании которого впоследствии может поставить продукцию на склад без права реализации или передачи третьим лицам.

В целом влияние пандемии на рынок сертификации эксперт оценивает как посредственное. Перебои в транспортном сообщении практически не сказались на сроках выдачи сертификатов и процедуре ввоза образцов. За прошедший год эти процедуры уже обрели устойчивую форму. Образцы транспортируются в лаборатории посредством самых разных каналов — от железнодорожной доставки до курьерских служб. Единственным условием является обязательное наличие официальной таможенной декларации на всю продукцию, ввезенную для сертификации.

«Пандемия открыла новые возможности для участников ВЭД: срок условного выпуска вырос до 90 дней»



А вот самоизоляция, предпринятая для борьбы с коронавирусом как в РФ, так и за рубежом, напротив, внесла коррективы в работу сертификационных органов. В период пандемии они были вынуждены минимизировать количество контактов и организовать работу с учетом закрытых границ. Выезд на производство, являющийся обязательным условием оформления серийных сертификатов, заменили проверкой по видеосвязи.

«Росаккредитация давала подробные разъяснения по тому, как правильно организовывать видеопроверку, — комментирует Даниил Пухляк. — Но результат такой проверки несопоставим с личным выездом на производство. Подтвердить личный выезд легко: вот штамп в загранпаспорте, вот бумажный акт проверки. С видеосвязью сложнее: в этой процедуре много нюансов, отсутствие которых в результате может привести к новым претензиям со стороны госконтроля.

Даниил Пухляк поясняет, что до практика дистанционных проверок сохранится до конца 2020 года. Велика вероятность и того, что удаленная проверка производства останется в арсенале сертификационных органов в качестве постоянного инструмента. Но до тех пор, пока аккредитованные лица только осваивают новые методы, Росаккредитация будет внимательно следить за их работой.

«Росаккредитация временно приостановила оценку качества работы сертификационных органов», — говорит эксперт. — Но моё личное мнение: как только мораторий будет отменен, одними из первых под контроль попадут именно те компании, которые массово выдавали документы на основе видеоконтроля производства».

«Как только мораторий на проверки будет отменен, Росаккредитация возьмется за органы сертификации, массово проводившие удаленные проверки производства»


«Четыре закона» безопасной сертификации

Проведение оценки производства посредством видеосвязи — новый критерий риска, на который стоит обращать внимание при выборе сертификационного органа. «Он не станет безусловным поводом для проверки, но заявителям стоит обратить внимание: если аккредитованное лицо проводило дистанционный выезд на производство, его деятельность должна полностью находиться в "белом" поле», — говорит Даниил Пухляк. Если в работе органа есть «серые пятна», дистанционная оценка станет «ниточкой», за которой потянутся другие проблемы.

Среди прочих критериев риска эксперт называет наличие посредников между заказчиком и сертификационным органом. Причем посредники могут именовать себя аккредитованным лицом, но не нести никакой ответственности за результат. Еще одна «красная тряпка» — озвучивание любых обходных путей, предложения оформить документ дешевле, быстрее или проще. Фразу «скупой платит дважды» сегодня можно назвать девизом всех участников ВЭД, занимающихся оформлением разрешительных документов.

Итак, схема выбора надежной и легитимной лаборатории укладывается в 4 главных шага:

1. Проверка фактического существования юрлица, присутствия организации в Реестре аккредитованных лиц Федеральной службы аккредитации.

2. Наличие у органа аттестата на проведение сертификаций и испытаний необходимого типа продукции. Оценка количества выданных сертификатов: слишком большое количество лицензий или слишком высокий темп работы — повод для осторожности.

3. Возможность заключить прямой договор с аккредитованным лицом, без привлечения посредников. 4. Отсутствие «серых» или любых «оптимизационных» схем: аккредитованное лицо обязано работать в соответствии со всеми требованиями закона.

Нюансы сертификации: от завоза до реализации

Типовые схемы сертификации и декларирования сегодня регламентированы двумя нормативными актами. Это Решение Комиссии Таможенного союза от 7 апреля 2011 г. № 621 «О Положении о порядке применения типовых схем оценки (подтверждения)соответствия требованиям технических регламентов Таможенного союза» и Решение от 18 апреля 2018 года № 44 «О типовых схемах оценки соответствия».

«Оба нормативных акта — это полная инструкция по основным схемам оценки соответствия. В них указан весь порядок оформления, порядок прохождения процедур, типовые схемы декларирования и государственной регистрации. Причем наиболее полным «мануалом» является именно Решение № 44 — в нем содержатся описания типовых схем для каждого вида продукции и порядок шагов для каждой из сторон. Хотите получить самую полную информацию по каждому этапу сертификации — опирайтесь на этот акт», — комментирует Даниил Пухляк.

В зависимости от того, попадает продукция под технические регламенты Таможенного союза (ЕАЭС) или входит в Единый перечень продукции, подлежащей сертификации (Постановление Правительства РФ от 01.12.2009 № 982), на нее может оформляться сертификат или декларация соответствия.

При этом, если продукция не указана в перечнях продукции, подлежащих сертификации на территории ЕАЭС или РФ, может потребоваться оформление «отказного письма» — официального заключения сертификационного органа.

Здесь стоит обратить внимание на тот факт, что таможенный орган вправе его не принимать.

«Отказное письмо по факту является информационным письмом от сертификационного органа, то есть выдавать его может любое юридическое лицо, в том числе посредник. Именно поэтому таможня вправе не принимать "отказные" письма. В отличие от отрицательных решений органов по сертификации, когда аккредитованное лицо, получив от заявителя полный комплект документов, проверяет продукцию по техническим регламентам и официально, через программу Росаккредитации, анализирует их, для определения вида документа, в соответствии с номенклатурой. Касательно таких документов у таможни никаких рекомендаций нет, поэтому их принимают в любом случае», — комментирует Даниил Пухляк.

Стандартный порядок сертификации может меняться в зависимости от типа продукции. Например, на ряд товаров, для реализации которых не требуется разрешительных документов, можно оформить сертификаты добровольно — например, сертификат ГОСТ Р. Самой системы сертификации ГОСТ давно не существует — в 2016 году её заменила Национальная система сертификации Росстандарта. Но при реализации даже тех товаров, на которые не распространяется технический регламент, нередко используется именно эта маркировка. Следует помнить, что её использование не является обязательным, в отличие от российской маркировки РСТ (LR: сертификационный знак) и Единого знака обращения на рынке Евразийского экономического союза ЕАС.

«Маркировка обязательно должна соответствовать сертификату и техническим документам — иначе жди проблем. Но уже не с Росаккредитацией, а с Роспотребнадзором»



«При реализации продукции есть несколько вариантов маркировки: знак обязательной сертификации или обязательного декларирования РСТ, знак добровольной сертификации РСТ или знак Национальной системы сертификации. Все они наносятся на товар после прохождения всех процедур и подтверждения технических регламентов. При этом маркировка обязательно должна соответствовать сертификату и техническим документам. В противном случае — если документы на реализацию есть, а знака обращения на продукте нет, или, напротив, продукция промаркирована, а документы отсутствуют — неизбежны вопросы со стороны контролирующих органов. Правда, это уже будет несколько другая история, заниматься которой будет не Росаккредитация, а Роспотребнадзор, Ростехнадзор и другие структуры», — комментирует Даниил Пухляк.

Не ошибается тот, кто не работает

В 2019 году рынок аккредитационных услуг учился играть по новым правилам. И научился. Так хорошо, что даже пандемия не оказала на него существенного влияния. Закаленные новыми мерами госрегулирования, сертификационные органы перестроили ряд процессов в соответствии с официальными разъяснениями Росаккредитации, однако продолжили работу. Как следует из аналитического обзора Минэкономразвития, посвященного государственному регулированию в условиях Covid-19, показатели работы аккредитованных лиц в сфере оценки за период с 2 марта по 17 мая 2020 года изменились незначительно (1-2%).

В новой среде выкристаллизовались и новые правила работы для участников ВЭД. Теперь залогом стабильной и безопасной работы является соблюдение следующих правил:

● Игра «по-белому». Все пути «оптимизации расходов» и попытки обойти закон неизбежно ведут к проблемам с госконтролем.

● Внимательный выбор сертификационного органа. Даже небольшие отклонения в методах работы аккредитованного лица могут привести к тому, что владелец сертификата окажется «у разбитого корыта» с аннулированными сертификатами на руках.

● Оформление всех документов в соответствии с законодательными нормами и актами, начиная с оформления продукции для условного выпуска и заканчивая отрицательными заключениями лабораторий по сертификации.

В заключение — цитата из топ-листа нарушителей, автором которого является Росаккредитация: «Не ошибаются те органы по оценке соответствия, которые не работают. Но одни ошибки могут стать причиной закрытия организации (и огромных убытков для логистов) а другие, если их вовремя устранить, останутся лишь в документах госконтролера».

Тэги: Мастерсерт, ВЭД, сертификация, коронавирус, последствия пандемии, Таможенный союз, ЕАЭС
06.07.2020

Вам интересны самые значимые события отрасли, выставки и мероприятия, конфликты и сделки, интервью и невыдуманные истории коллег? Подпишитесь на рассылку* и будьте в курсе!
Ваше имя* Ваш e-mail*
*Всего одно письмо в неделю с дайджестом лучших материалов

Вам важно быть в курсе ежедневно? Читайте и подписывайтесь на наш Твиттер и Telegram
Хотите больше юмора, видео, инфографики - станьте нашим другом в Фейсбуке

Разместите новостной информер и на вашем сайте всегда будут обновляемые отраслевые новости






Читайте также



Другие статьи по темам

Аналитика ВЭД Таможня Интервью Задача и решение Итоги года Итоги недели Колонка редактора Конкурс Контроль Логизорро Личные трудности Лучшие люди Раскопки Складская логистика Учись, студент Фоторепортаж

Возврат к списку

Вверх
Вверх