Евгений Кошкаров: «Контроль качества услуг – дело бизнеса»

Вице-президент ГК «Аривист» о том, зачем создается первая СРО таможенных представителей

Ирина Портенко Ирина Портенко
редактор 

Евгений Кошкаров В Единый государственный реестр юридических лиц внесено некоммерческое партнерство «Национальное объединение таможенных представителей», которое в ближайшем будущем намерено стать первой саморегулируемой организацией в сфере таможенного представительства. «Логирус» побеседовал с руководителем компании, выступившей учредителем партнерства, вице-президентом ГК «Аривист» Евгением Кошкаровым о целях создания СРО, а также о концепции законопроекта «О саморегулировании таможенных представителей».

– Почему ГК «Аривист» выступила инициатором создания Национального объединения таможенных представителей?
– Мы считаем, что отрасль должна управляться на основе саморегулирования. Под отраслью понимается деятельность таможенных представителей.

– А сейчас как она регулируется?
– Сейчас она регулируется государством. Есть реестр таможенных представителей, который ведет Федеральная таможенная служба.

– Вы хотите сказать, что, если будет создана СРО, этого реестра не будет?
– Нет. От момента создания СРО до момента «реестра не будет» – огромная дистанция. На примере строительной отрасли мы видим, что раньше были лицензии Госкомстроя, допускающие компании к строительству объектов, сейчас такой допуск дает СРО. Примерно такая же идея заложена и здесь. Просто создание первой СРО – это демонстрация того, что бизнес готов объединяться, готов сейчас брать на себя регулирование в вопросе контроля качества оказания услуг потребителям и самого производства этих услуг.

– Каким образом СРО будет это контролировать? ФТС, например, налагает различные штрафы, условия включения в реестр достаточно жесткие, четко прописаны правила исключения из него.

– ФТС качество оказания услуги и самого процесса таможенного оформления никак не контролирует: штрафы налагаются в случаях обнаружения недостоверности декларирования, которая влечет за собой экономический ущерб для государства. Таможня возбуждает административное дело, и уже по его результату налагается штраф.

В последнее время ФТС требует, чтобы по результатам административного расследования руководство приняло организационные меры, направленные на недопущение аналогичных нарушений в будущем. Это некая формальность.

Сейчас процесс таможенного оформления – достаточно сложная и многосторонне регламентированная процедура, и, соответственно, оказание услуг в этой области – это тоже сложная процедура. Там много этапов, задействовано много областей государственного регулирования, и поэтому одни компании делают это хорошо, другие – не очень. Идея саморегулирования в том, что вырабатываются общие рамочные правила, и члены СРО берут на себя обязательства эти правила соблюдать.

– ФТС может только наказывать и «допущать» или «не допущать»…
– Наказывать за нарушения законодательства. Вот вы пришли в магазин, и продавец вам нахамил, он нарушил законодательство? Я думаю, что нет. Уж административное точно не нарушил. Но вы услугой магазина остались недовольны. Поэтому мы и говорим о качестве оказания услуг и об удовлетворенности клиента. Мы говорим о том, что между клиентом и таможенным представителем существуют гражданско-правовые отношения, а между таможенным представителем и таможней – административно-правовые. Это совершенно разное. И никаких гражданско-правовых взаимоотношений между таможенным представителем и таможней нет. Поэтому таможня по определению не может участвовать в регулировании вот этих гражданско-правовых взаимоотношений. А саморегулирование – оно как раз и направлено на эту область. Ведь таможня даже не может обязать таможенного представителя какие-то пункты указать в договоре с клиентом, а какие-то – опустить.

– Кто выступил учредителем партнерства совместно с ГК «Аривист»? На сайте среди членов партнерства пять компаний, но «Аривиста» среди них почему-то нет.
– Группы компаний «Транс Бизнес», «Балтика-Транс», «Транслоджикс» и «Ю-Питер». В качестве учредителя выступала не ГК «Аривист», а ООО «Тандем». Все остальные – инициативная группа. Юридическим учредителем партнерства выступило ООО «Тандем» – компания, которая входит в ГК «Аривист». Это наше структурное подразделение. У нас два юридических лица, которые имеют лицензии таможенного представителя, «Тандем» работает по Северо-Западу, а «Аривист-Консалт» работает по остальной территории России.

– Национальное объединение таможенных представителей зарегистрировано, сейчас идет процесс регистрации СРО?
– Да.

– Почему вступление в партнерство возможно только на основании рекомендации одного из членов Совета партнерства? Ведь ФТС включает в реестр таможенных представителей не всех – претенденты должны соответствовать определенным требованиям и проходят жесткий отбор. Просто так таможенным представителем не станешь, и вдруг партнерство, которое собирается рано или поздно всех…
– Здесь немножко не так. Не СРО объединит всех, а когда наш НОТП воплотится в жизнь, и ФТС не будет вести этот реестр. СРО не будет одной, их будет достаточно большое количество. СРО будет много.

– То есть это условие вступления не попытка подменить или дублировать функцию ФТС?
– Пока мы говорим не о ведении реестра, потому что ведение реестра закреплено законом о таможенном регулировании. Сейчас в реестре, грубо говоря, около 500 коммерческих компаний. На сайте ФТС большое количество строчек, но оно никак не коррелирует с количеством действующих представителей. Если, скажем, у представителя поменялся адрес, появится новая строчка. Если у представителя есть несколько обособленных коммерческих подразделений, то, сколько этих подразделений, столько будет и строчек. Понять в настоящий момент, сколько таможенных представителей на самом деле, по сайту очень трудно. Нужно титаническую работу вручную сделать, чтобы это выяснить.

– Словом, вы не претендуете на то, что создаваемая СРО будет единственной?
– Мы не то что не претендуем, мы, наоборот, хотим, чтобы их было много. Поэтому пункт, в котором говорится о необходимости рекомендации, – это некий фейс-контроль, потому что рынок очень разнородный, компаний много и все они разные. Например, есть компании, которые работают по одному стандарту и «смотрят в одну сторону». И есть много таких таможенных представителей, кого бы мы не хотели видеть, скажем так, за одним столом.

Когда идея саморегулирования обсуждалась в бизнес-кругах, ее критиковали. Эта критика – результат непонимания. Компании полагали, что есть некое бизнес-сообщество, которое хочет монополизировать рынок. Мы же, наоборот, хотим, чтобы все объединялись в клубы по интересам. Очень может быть, что объединяться будут по региональному принципу. У нас есть информация, что некоторые компании готовы к нам присоединиться, но есть и такие, которые намереваются создать, например, московское объединение.

– Если появится несколько СРО, то рано или поздно будет несколько реестров?
– Есть некая концепция закона о саморегулировании таможенных представителей, идея этого проекта презентовалась несколько раз в различных местах. Даже есть официальное заключение Минэкономразвития на концепцию – оно положительное, было получено еще во времена руководства Эльвиры Набиуллиной. Концепцией предусматривается решение этого вопроса.

Вероятнее всего, за ФТС останется право ведения реестра, но не с разрешительно-запретительной функцией, а что-то типа уведомительной регистрации. В концепции заложено право ФТС проверять уже СРО и, в случае, когда члены какой-то СРО постоянно и грубо нарушают законодательство и собственные правила, закрывать их. Хотя сейчас по базовому закону о СРО закрытие такой организации возможно только через суд.

В принципе, у ФТС право влиять на этот рынок останется, причем, достаточно мощное. Как я всегда говорю, рано или поздно, если концепция воплотится в законопроект, появится много разных СРО, и среди них будет СРО жуликов. По аналогии с СРО в строительстве, где есть полноценные строительные СРО, которые реально ведут уставную деятельность, проверяют своих членов, вырабатывают какие-то стандарты, еще что-то делают, а есть какие-то коммерческие СРО, которые за небольшие деньги просто выдают допуски всем подряд. Вот это и есть СРО строительных жуликов. И так же может появиться СРО жуликов среди таможенных представителей. ФТС-то еще проще будет! Через какое-то время это сразу будет видно по результатам работы. Появится возможность всех накрыть одним махом.

– Не получится так, что таможенный представитель будет входить в несколько СРО?
– Это исключено по базовому закону.

– Если компанию исключат, или она сама выйдет из одной СРО, будет ли у нее шанс попасть в другую?
– Конечно. Вот почему все жалуются на СРО в строительной отрасли, якобы, она не оправдала надежд? Во-первых, там процедуры были слабо прописаны, и, самое главное, результат этих слабо прописанных процедур – очень большая легкость формирования, открытия СРО. Во-вторых, ненадлежащий контроль со стороны профильного отдела федерального органа исполнительной власти за деятельностью этих организаций.

– На рынке железнодорожных грузовых перевозок сейчас две СРО операторов. Между ними нет понимания: крупные операторы игнорируют мнение мелких и средних. Может случиться так, что брокеры тоже начнут мериться объемами, объединяться по этому признаку и стремиться к монополии на установление правил игры?
– Безусловно, такой риск возможен. Как получится на деле, можно будет говорить, лишь когда будет принят законопроект. Сейчас, исходя из ситуации на рынке таможенных представителей, особого риска нет. На железной дороге высокий уровень монополизации. На рынке таможенных представителей не так. Я думаю, что максимум на 50–60 компаний приходится доля рынка 60–70%. Совершенно другая степень фрагментирования. Поэтому говорить, что эти крупные компании смогут объединиться и создать что-то такое … будут диктовать правила всем остальным, пока нет причин.

Государству это выгодно. И чисто теоретически это возможно. Но явно ничего такого пока нет. Высокая степень монополизма железнодорожных операторов проистекает из традиционного монополизма РЖД. Я думаю, что это не просто 29 крупных операторов, а 29 прямых или косвенных дочерних структур.

– Некоторые, да, вы правы.
– Ну, некоторые – это, наверное, прямые.

– Зачастую они транслируют одни и те же идеи совместно с РЖД.
– На нашем рынке такого монополизма нет. Он когда-то был, но в середине 90-х, если тогда и были какие-то монстры. Самым крупным монополистом в этой области был «РОСТЭК». 3 июня ему законодательно будет запрещена коммерческая деятельность. Закон подписан, вступает в силу через 180 дней после подписания.

– Сейчас из реестра компанию исключают, а потом она может опять подать заявление на включение в реестр, или перерегистрируется в качестве другого юридического лица и опять начинает работать. У вас будут прописаны какие-то условия исключения из СРО?

– Безусловно.

– Компанию исключат из СРО, но будет ли у нее шанс, когда она все исправит, опять вступить в СРО?
– Конечно.

– У создаваемой вами СРО не будет жестких рамок, организация объединит по желанию таможенных представителей, соблюдающих единые правила, разделяющих общие принципы работы, и она будет достаточно открыта как для вступления, так и для выхода?
– Да, само собой.

Тэги: Аривист
17.12.2013

Вам интересны самые значимые события отрасли, выставки и мероприятия, конфликты и сделки, интервью и невыдуманные истории коллег? Подпишитесь на рассылку* и будьте в курсе!
Ваше имя* Ваш e-mail*
*Всего одно письмо в неделю с дайджестом лучших материалов

Вам важно быть в курсе ежедневно? Читайте и подписывайтесь на наш Твиттер и Telegram
Хотите больше юмора, видео, инфографики - станьте нашим другом в Фейсбуке

Разместите новостной информер и на вашем сайте всегда будут обновляемые отраслевые новости






Читайте также



Другие статьи по темам

Аналитика ВЭД Таможня Интервью Задача и решение Итоги года Итоги недели Колонка редактора Конкурс Контроль Логизорро Личные трудности Лучшие люди Раскопки Складская логистика Учись, студент Фоторепортаж

Возврат к списку

Вверх
Вверх