• ВЭД

    Мы делили апельсин, много нас – кодекс один

    Мы делили апельсин, много нас – кодекс один О том, как бизнес-сообщество пыталось описать свои инициативы на страницах нового таможенного законодательства и что из этого вышло

    Он может убить своим весом, помиловать новыми законами или послать куда поближе, к национальному законодательству, причем целых 400 раз. Его готовили 3 года и подписывали 5 месяцев. Официально он вступил в силу 1 января, но ФЗ «О таможенном регулировании» для него готовят до сих пор. Он – Таможенный кодекс Евразийского экономического союза. На его многочисленных страницах расположены приятные новеллы об электронном декларировании, автовыпуске и авторегистрации, а также хорошие новости для уполномоченного экономического оператора.
  • ВЭД

    Переходим на мацу

    Переходим на мацу Ингредиенты для выпечки таможню не проходят

    На этой неделе мне удалось побывать в российском офисе одной зарубежной компании, которая производит и поставляет на российский рынок ингредиенты для кондитерской и хлебопекарной промышленности. До недавнего времени ежемесячно 8–10 машин ввозили в Россию продукцию из Германии, Бельгии, Великобритании, Словакии. Что теперь?
  • ВЭД

    Ящики с торчащими ушами

    Ящики с торчащими ушами Рассказ главного логиста Московского зоопарка

    Пять лет назад в Сочинском аэропорту разгорелся грандиозный скандал – погибло 18 тонн экзотических рыб. Живой груз, прибывший из Китая для нового сочинского океанариума, состоящий из 5000 экзотических рыб более чем сотни видов (среди которых были уникальные экземпляры, например, трехметровая акула-нянька), погиб, так как целый день простоял под палящим солнцем на таможенном контроле в аэропорту, – его не выпускали из-за отсутствия ряда документов.
  • ВЭД

    Свобода для свингуру или Как же мы без Григорьича

    Свобода для свингуру или Как же мы без Григорьича Светлые воспоминания о вредных животных из Красной книги Онищенко

    Далеко не вся импортная гастрономия, в разное время подвергавшаяся репрессиям со стороны госорганов РФ, запрещалась к ввозу в Россию по инициативе именно Геннадия Онищенко. Однако народная молва прочно и, видимо, уже навсегда связала понятие «запрет на импорт» с его фамилией. Вот наиболее запомнившиеся желудкам россиян мясные и рыбные запреты, которые мы приписываем Геннадию Григорьевичу

Вверх
Вверх