Айварс Тауриньш: «Мы должны отгружать товары, а отгружаем документы паллетами»


Айварс Тауриньш: «Мы должны отгружать товары, а отгружаем документы паллетами»

Генеральный директор DB Schenker в России о том, почему цифровизацию логистики в России преследуют бумажные копии

Виктория Чуланова Виктория Чуланова
шеф-редактор
Марина Сергученкова Марина Сергученкова
новостной редактор



Отношения между Россией и Евросоюзом в последние 10-15 лет сложно назвать теплыми, особенно охладились они после 2014 года. Грузооборот со странами ЕС сократился ровно вполовину. И у международных логооператоров остался один вариант − приспособиться к существующим реалиям.

Международный логооператор DB Schenker увидел в сложившейся ситуации возможности для развития. Компания перестроила свои бизнес-процессы. Поскольку, благодаря тесному сотрудничеству с крупнейшими торговыми сетями внутри страны, к тому моменту уже были отлажены внутрироссийские перевозки, DB Schenker сделал упор на развитие региональных представительств, наращивая международные, авиа и морские перевозки на местах.

Адаптировать DB Schenker к новым экономическим реалиям сумела команда под руководством генерального директора АО «ШЕНКЕР» Айварса Тауриньша. Компания до сих пор продолжает идти по пути развития и инноваций, внедряя новые бизнес-процессы в складскую логистику, осваивая интернет вещей и участвуя в тестировании роботизированных технологий.

В беседе с «Логирусом» Айварс Тауриньш рассказал о том, почему электронный документооборот в России преследуют бумажные копии, а также по какой причине складские роботы не могут нормально работать бок о бок с людьми.

Стагнация как повод забыть о санкциях

Санкции уже отразились на глобальном логистическом рынке. Например, конфликт между США и Китаем сказался на объемах морских грузоперевозок. По Вашему мнению, куда заведут рынок грузоперевозок «торговые войны»?
– Отношения Китая с Соединенными Штатами, на мой взгляд, нельзя назвать «торговой войной». Это, скорее, новый вид лоббирования своих интересов на международном рынке, новый уровень взаимодействия. Например, раньше все без умолку твердили про либерализацию рынка. Сейчас об этом редко услышишь. Зато появилось выражение «взаимоинтересные торговые отношения». Россия и Китай сейчас, к примеру, пытаются выстроить взаимоинтересные торговые отношения. США и КНР стремятся к тому же, кстати.

Вы уверены? Довольно странные попытки у США и Китая. Они сопровождаются постоянным расширением санкционного списка.
– Санкции и торговые ограничения – это всего лишь инструментарий. Просто он стал агрессивнее и жестче. В какой-то мере это, естественно, тормозит мировую экономику. Все это видят. И те, кто разбирается в глобальных процессах, уже поднимают «красный флажок» и предупреждают: если ситуация не изменится, мир скатится в стагнацию и рецессию. И ни один крупный рыночный игрок не хотел бы этого в долгосрочной перспективе.


«Уже поднимают «красный флажок» и предупреждают: если ситуация не изменится, мир скатится в стагнацию и рецессию»


По Вашим ощущениям, сейчас российский рынок восстанавливается после рецессии?
– Рынок восстанавливался в 2016 − 2018 годах. А сейчас чувствуется стагнация. С точки зрения макроэкономики, нужно отдать должное, Россия показала пример всем. Несмотря на тяжелейшие условия, переориентацию на несырьевой экспорт, не было никакой гиперинфляции.

Те планы, которые есть по развитию (нацпроекты), должны удержать экономику от негативных тенденций. Но от того, насколько государство сможет удержать чиновников от карательного подхода к участникам экономики будет многое зависеть.

Электронный вид – бумажные последствия


Если на рынке стагнация, почему логооператоры по всему миру продолжают вкладывать миллионы в автоматизацию и цифровизацию. Учитывая, что окупаемость этих вложений весьма долгосрочная. «Почта России», например, в ближайшие пять лет планирует инвестировать в цифровизацию 40 млрд рублей. А что вы уже оцифровали из логистических процессов?
Все! Например, если говорить об автоперевозках в пределах Евросоюза, то у нас полностью отсутствуют печатные сопроводительные документы.

«В результате люди, которые занимаются комплектацией и доставкой грузов, должны применять разные принципы, исходя из того, кому именно нужно доставить груз»

«В результате люди, которые занимаются комплектацией и доставкой грузов, должны применять разные принципы, исходя из того, кому именно нужно доставить груз»
Однако, для России проблемным остается вопрос линейных стандартов. Потому что этих стандартов пока нет даже на уровне практики. Например, нет единых требований к тому, как груз должен быть сформирован и доставлен в торговую сеть.

В противоположность этому существует ряд внутрикорпоративных практик крупных торговых сетей. И все они отличаются друг от друга. В результате люди, которые занимаются комплектацией и доставкой грузов, должны применять разные принципы, исходя из того, кому именно нужно доставить груз. Только вдумайтесь, насколько это сложно и как велика вероятность допустить ошибку!

При таком разнообразии подходов и отсутствии единых стандартов на российском рынке, как DB Schenker решает задачи по автоматизации бизнес-процессов? Допустим, расскажите на примере вашей обновленной TMS-системы.
– Мы рассматривали два варианта. Первый – адаптировать систему под российский рынок. Второй – приобрести TMS-систему, которая была бы уже адаптирована к российскому рынку, и интегрировать ее с нашей сетью.

В результате, мы пришли к выводу, что лучше адаптировать нашу глобальную систему. Потому что рынок постепенно меняется, и заложенные в систему возможности, по нашему мнению, могут быть реализованы через какое-то время. А значит нам просто нужно будет постепенно активизировать их.


«Должны отгружать грузы, а отгружаем документы!»

Наша TMS-система принимает заказы по разным цифровым каналам, поддерживает электронный документооборот, а также позволяет сканировать бумажные документы. Очень жаль, что без бумажного документооборота не обойтись. Чтобы клиенту был оперативно доступен весь документооборот, мы все сканируем. Это, конечно, «мартышкин труд», извините за выражение. Но если Налоговая служба требует предоставить оригиналы, мы отправляем их клиентам. Речь идет о массе документов, которые мы просто-напросто отгружаем паллетами.

Должны отгружать грузы, а отгружаем документы!

Большинство российских логистических компаний при онлайн-отслеживании грузов сталкиваются с проблемой так называемых «слепых зон» на территории России, где не ловит сотовая связь. Как решаете этот вопрос?
– Например, мы пользуемся услугами нескольких операторов связи для достижения наилучшего результата. Также сейчас занимаемся разработкой интеграционной платформы, которая бы позволяла использовать оборудование любого поставщика.

Отдельный вопрос – это покрытие. Сейчас повсеместно используются мобильные сети. Даже на выделенных участках федеральных трасс сигнал порой отсутствует. Клиенты знают о существовании подобных «слепых зон» на маршруте и ждут, когда он появится вновь. В том числе и по этой причине у нас система поддержки клиентов и диспетчерская для заказчиков из автопрома работает в 24/7.

Один из вариантов решения проблемы «слепых зон» − это сотрудничество с мобильными операторами. Однако, процесс установки дополнительных вышек небыстрый. Кроме того, их установка не всегда коммерчески оправдана. Так как ставить вышку на участке трассы, рядом с которым нет населенных пунктов, экономически не интересно.

Поэтому мы сотрудничаем с российским проектом по созданию группы низкоорбитальных спутников. Мы, как потенциальные клиенты, делимся своим опытом, озвучиваем требования и приемлемые ценовые рамки стоимости услуг связи для перевозчиков. Подобная система для России более реальна и оптимальна. Так как наземные вышки не везде поставишь.

Искусственный интеллект для натурального склада

DB Schenker активно интересуется и возможностями роботизации. Например, в Германии ваша компания внедряет 3D-печать автозапчастей на складе. Как обстоят дела с роботизацией в России?
– В первую очередь, хотел бы упомянуть о системе управления складом. В настоящий момент мы работаем над улучшением алгоритма, который помогает вычислить размещение товара. Чтобы отбор товара происходил с минимальными финансовыми потерями.

Кроме того, мы по возможности используем более современную складскую технику. Но только ту, которая работает на деле, а не в теории. Например, тележки, которые едут за сортировщиком, помогая ему скомплектовать заказ.

Недавно, в сотрудничестве со Сколково, тестировали смарт-часы. Они позволяют мониторить передвижения работника по складу, выявлять оптимальные и неоптимальные действия. Но это устройство слишком миниатюрное для складского работника, им неудобно управлять. Хотя потенциал у технологии есть.


«Мы также тестируем автономного робота, который пополняет складские ячейки»

Еще одно решение – голосовое управление складом. Но оно не очень хорошо работает там, где на одной ячейке размещается несколько артикулов. Так как человек должен на слух воспринять 16 цифр: кому-то это дается легче, кому-то сложнее. Но там, где большой товарооборот, все-таки в два раза эффективнее работать по голосовому управлению. Так как на использование сканера уходит больше движений и, соответственно, времени.

Мы также тестируем автономного робота, который пополняет складские ячейки. Но технология пока не работает эффективно в той ситуации, когда в одном пространстве находятся и люди, и техника. Если по периметру наблюдается движение людей, робот движется очень-очень медленно или совсем останавливается.

Санкции забрал, вызов принял

Почему к 2015 году, в разгар экономической рецессии в России, вы вдруг решили вернуться в DB Schenker, и к тому же в российский?
– Я 18 лет проработал в DB Schenker в Латвии. Руководил этой компанией. Потом в какой-то момент пришло чувство, что возможности исчерпаны. Так как все, что было запланировано, было внедрено. В тот момент я решил, что нужно поменять род деятельности. К конкурентам уходить не хотел. Поэтому самым подходящим вариантом был переход в паромные перевозки. Очень интересный сегмент для Европы.

Однако спустя два года, в 2015 году, поступило предложение переехать и возглавить DB Schenker в России. Помните, что происходило в 2015 году в РФ? Я подумал, что в такой ситуации было бы очень интересно поработать. Нечасто такие возможности выпадают. Сами знаете, логистика – та сфера, в которой у человека больше шансов проявить себя.

Оправдались ли Ваши ожидания, предварительные представления о рынке, его специфике?
– В момент моего прихода в DB Schenker самым интересным было то, что внезапно менялся рынок. И то, что было хорошо настроено ранее, нужно было кардинально перестроить: и отношения с поставщиками, и с клиентами. Например, импорт из Евросоюза упал на 50% единоразово. Мы говорим «ой-ой-ой», когда рынок меняется всего на 5%, а здесь 50%! А рынок специальных перевозок из Евросоюза упал и того больше – на 80%! Некоторые компании, которые не видели возможности адаптации к новым условиям, уходили с рынка. Балансировка и адаптация к новым реалиям была очень интересным процессом.

Тэги: DB Schenker, стратегия развития, цифровизация, автоматизация, роботизация складов, санкции, Айварс Тауриньш
06.08.2019

Вам интересны самые значимые события отрасли, выставки и мероприятия, конфликты и сделки, интервью и невыдуманные истории коллег? Подпишитесь на рассылку* и будьте в курсе!
Ваше имя* Ваш e-mail*
*Всего одно письмо в неделю с дайджестом лучших материалов

Вам важно быть в курсе ежедневно? Читайте и подписывайтесь на наш Твиттер
Хотите больше юмора, видео, инфографики - станьте нашим другом в Фейсбуке

Разместите новостной информер и на вашем сайте всегда будут обновляемые отраслевые новости






Читайте также



Другие статьи по темам

Аналитика ВЭД Таможня Интервью Задача и решение Итоги года Итоги недели Колонка редактора Конкурс Контроль Логизорро Личные трудности Лучшие люди Раскопки Учись, студент Фоторепортаж

Возврат к списку

Вверх
Вверх