Спят усталые игрушки. Проснутся, когда их оформят

Экс-руководитель отдела таможенного оформления «Детский мир» Олег Казеннов о том, почему ФТС боится работать с УЭО, в какие игры играют брокеры-операторы. И как таможня повернула время вспять.

Виктория Чуланова Виктория Чуланова
корреспондент

Сокращение сроков выпуска товаров, таможенный контроль в приоритетном порядке, предварительное информирование о проведении досмотра, − это лишь малая часть преимуществ, которые получает участник ВЭД в статусе уполномоченного экономического оператора. Многие в один голос кричат об уникальности этого статуса, и модернизированных технологиях, которые ждут каждого достойного, «белого», прозрачного.

И за этими криками непросто услышать шепот некоторых операторов, которые не первый год работают как УЭО и уже давно нашли «дьявола в деталях».

«Логирус» решил изучить обратную сторону золотой медали уполномоченного экономического оператора и выяснить, о каких недоработках в законодательстве об институте УЭО забыла таможня, зачем привилегированным «учВЭДам» столько «ног» и какими волшебными свойствами обладает приказ ФТС №1877 (LR: от 14.09.2011).

Олег КазенновОб этом и не только нам рассказал экс-руководитель отдела таможенного оформления уполномоченного экономического оператора «Детский мир» Олег Казеннов. Вместе мы написали балладу из 10 причин изменить отношения между ФТС и УЭО.


Причина вступительная. Игрушки упрощенные

«Детский мир» − одна из лидирующих российских сетей товаров детского ассортимента. Сегодня количество магазинов в РФ и Республике Казахстан приближается к числу 500. Планируемый объем импорта в 2017 году – более 3000 контейнеров товаров. Номенклатура велика – игрушки, одежда, обувь, белье, канцтовары, автокресла, мебель, коляски и прочее.

«Детский мир» получил статус уполномоченного экономического оператора в 2014 году, с упрощением «выпуск до подачи ДТ». После проведения подготовительной работы, начали активно применять это преимущество в 2015 году. Сейчас доля импорта, оформляемого в статусе УЭО, приблизительно равна 60%. При этом весь объем компания оформляет самостоятельно, без привлечения таможенных представителей. Поэтому, как специалист, который руководил этим ВЭДом ни один год, я не понаслышке знаю о нелегкой доле уполномоченного экономического оператора в России.

Причина 1. Статус: все сложно


 
УЭО везде пропагандируется как некая очень прогрессивная форма таможенного оформления, так сказать, на пике таможенных технологий. А на самом деле, эта работа требует вдвое больше действий, чем деятельность рядового участника ВЭД.

Сравним две схемы импорта: классическую и схему УЭО. При классической схеме оформление можно условно «уложить» в 3 действия:

  1. Приход товара на СВХ/ЗТК.
  2. Подача ГТД ИМ40.
  3. Вывоз растаможенного груза.


При схеме УЭО этих действий в два раза больше:

  1. Приход товара на СВХ/ЗТК.
  2. Подача в таможню бумажного Обязательства о подаче ГТД.
  3. Выпуск Обязательства и вывоз растаможенного груза.
  4. Создание «временной ГТД» с целью заведения в учетную систему импортера информации о выпущенном грузе при отсутствии полноценной ГТД, которая подается позднее.
  5. Подача обычной ГТД до 10 числа месяца, следующего за днем выпуска Обязательства.
  6. Учет всех выпущенных поставок, ежеквартальное направление отчета УЭО в таможню.


Согласитесь, все это сложно увязать со словом «упрощение». А теперь по порядку.

Причина 2. Отсталый приказ путает нас


 
Прошло 3 года с момента внесения существенных изменений в 311-ФЗ (LR: Федеральный закон «О таможенном регулировании в РФ»), а в приказе ФТС №1877 все еще есть нормы, которые реально уже отменены законом. Понятно, что с этим можно жить, но и молчать об этом тоже нельзя.

Неоднократно видел, как специалисты, пытающиеся получить статус УЭО, ссылаются на нормы приказа №1877, составляют свое обращение в ФТС на основе него. Например, в приказе №1877, который частично утратил силу, есть блок-схема так называемая, где прописано на каком этапе что делается, куда подаются заявления и так далее. И плюс там есть перечень документов и сведений, которые должны подаваться операторами − все, что нужно отправить в ФТС, чтобы получить статус УЭО. Перечень устаревший, в нем есть такие требования, которые в 311-ФЗ уже отменены. А специалисты, по незнанию, все же ориентируются на приказ №1877. Допустим, в нем требуется описание структуры предприятия полностью, вплоть до перечисления штатной численности компании и ее подразделений. Сейчас такое подробное объяснение не нужно. Ориентируясь на отмененные нормы приказа №1877, «учВЭДы» проделывают пустую, никому не нужную работу.

Более того, в акте проверки одной из таможен, я видел, что проверявший организацию таможенный инспектор ссылается на приказ №1877 с формулировкой «нормы не соблюдены». При чем ссылается именно на ту часть, которая уже не актуальна и не соответствует действующему законодательству. Например, на одной из таможен Северо-Западного управления, однажды сослались именно на эту утратившую силу норму при отказе в получении статуса УЭО. Произошло все на этапе выездной таможенной проверки.

Исходя из вышесказанного, возникает вопрос: если ФТС не вносит изменения в свой приказ, может он тогда вовсе не нужен, и является лишним актом?

Причина 3. Обязательство «на ножках»


 
На сегодняшний день Обязательство о подаче декларации на товары для УЭО в электронной форме полностью отсутствует. Некоторые таможни пытаются внедрить это, например, Балтийское отделение, но попытки совсем неформализованные. И делается все на свой страх и риск. ФТС так и не дала ни общего инструмента для отделений, ни какого-либо распоряжения. Так что Обязательства о подаче таможенной декларации до сих пор подаются на бумаге.

Назвать это большей потерей для уполномоченных экономических операторов нельзя, никаких финансовых издержек мы из-за этого не несем. Но заметны временные издержки. Для того, чтобы распечатать бумажный вид Обязательства, поставить печать и подпись, а затем отвезти это в отделение, нужно немалое количество времени. Когда классическая декларация готовится в электронном виде, в зависимости от количества товаров, на нее может уйти как 20 минут, так и 2 часа. При этом декларацию не нужно заранее распечатывать: нажал кнопочку и документ улетел в информационную систему таможни. А с Обязательством все по-другому.

И ладно, если бы это было в регионе деятельности одного таможенного органа, но нет. Например, если мы находимся в Москве, чтобы передать Обязательство в Санкт-Петербург, все равно нужно иметь там «ноги». Поэтому уполномоченному экономическому оператору в каждом регионе нужен сотрудник, который бы носился с этой бумажкой, ставил печати о выпуске. На мой взгляд, недоработанный механизм увеличивает время подачи документов примерно в 2 раза.

А теперь посмотрим на этот вопрос со стороны таможни. При обмене Обязательствами на бумажном носителе, ФТС не может прикрепить сведения о товарах к своей системе управления рисками. Это ослепляет сотрудников ведомства, они не в состоянии сказать, насколько рискованная та или иная поставка. Так что, бумажные Обязательства − это не столько проблема для операторов, сколько потери для таможни.

Показательный пример. Многие наслышаны об известных случаях контрабанды УЭО в Северо-Западном регионе страны. Достаточно популярная транспортно-экспедиционная компания «таскала» незаконный товар на протяжении некоторого количества времени. Один из случаев, на котором они попались, когда под видом строительных материалов перевозился дорогостоящий коньяк Courvoisier. Именно недоработкой с электронными механизмами пользовались в этой преступной схеме − таможня не может принять решение о досмотре товаров на основе бумажной формы Обязательства. Вся Система управления рисками в ФТС «заточена» под электронное взаимодействие. Какая-то мера в отношении поставки принимается только после тщательного анализа СУР множества параметров, как это сейчас происходит при подаче классической ГТД.

Скажу проще – таможенник при изучении Обязательства на бумаге будто слеп, он даже не может определить пресловутый уровень таможенной стоимости. Без калькулятора не понимает, поставка выше или ниже риска. Те люди, которые когда-то давно допустили возможность работы УЭО, но при этом не обеспечили таможни нормальным механизмом контроля поставок, хорошо «подставили» Северо-западное управление, которое столкнулось с тем самым контрабанды.

Причина 4. 50 лишних товаров


 
На сегодняшний день в Обязательстве о подаче ГТД от уполномоченного экономического оператора требуется разделить сведения о грузе потоварно, с расчетом платежей по каждому артикулу. Но мы прекрасно понимаем, что в этом Обязательстве таможенник только вручную может проверить правильность исчисления платежей, и вряд ли он это будет делать, так как это неудобно. Чтобы проверить платежи, он должен в голове держать ставки пошлин и особенности исчисления НДС на каждый код ТН ВЭД, что физически невозможно.

Большое количество лишних пунктов в Обязательстве – для «Детского мира» не проблема. У нас редко бывает, чтобы в контейнере находилось более 10-15 артикулов. Поэтому, технически несложно 2-3 товара описать в Обязательстве. Но есть и другие уполномоченные экономические операторы, которые и десятки, и сотни товаров регулярно поставляют в одном контейнере. И им все это нужно прописывать в этом бумажном Обязательстве.

Было бы логично, если бы разделение по товарам требовалось в электронном Обязательстве (когда оно будет введено), чтобы уже СУР смогла проверить правильность расчета и подсказать таможеннику варианты контроля. Указание всех артикулов требуется по правилам заполнения полноценной ГТД, это понятно. Но зачем это нужно в Обязательстве? Вот в чем вопрос...Таможне на этапе выпуска Обязательства просто нужно получить некие обобщенные сведения о товаре, чтобы понимать, можно ли эту поставку выпустить без дополнительных мер контроля. А уже при подаче классической ГТД на товары, пожалуйста, смотрите, какие там едут артикулы.

Когда происходит выездная проверка для получения статуса уполномоченного экономическая оператора, делается глубокий анализ всей внешнеэкономической деятельности предприятия. И проверка эта предполагает, что ВЭД компании максимально прозрачная и таможня в любой момент имеет право запросить любой инвойс на любую поставку. Поэтому, на мой взгляд, не нужно дробление по товарам в Обязательстве. Достаточно сообщить номер инвойса.

К тому же, никто не мешает таможне делать какие-либо выборочные проверки бухгалтерии УЭО. Можно поставить вопрос так: «Вы подали заявку с таким инвойсом, а давайте посмотрим, действительно ли этот инвойс у вас есть с контрагентом, с вашим поставщиком, по этому инвойсу вы завозили или нет?»

Если говорить о «белых» операторах, для них это совершенно нормально: пожалуйста, проходите, проверяйте, никаких секретов нет. Поэтому дробить потоварно в Обязательстве нет смысла. А уже потом, когда подается декларация, естественно, необходимо разделить на артикулы.

Поэтому, на мой взгляд, в Обязательстве должен быть усеченный набор сведений:

  • номера инвойсов (для идентификации поставки и ее стоимости),
  • номера сертификатов (для понимания того, что соблюдены нетарифные ограничения),
  • посчитанный размер таможенных платежей (не по каждому товару, а по всей поставке).
Кстати, об уплате платежей. Интересно то, что сейчас в ФТС России отсутствует единая система подлежащих уплате УЭО таможенных платежей по Обязательствам, которые подаются по всей стране. Теоретически, оператору ничего не мешает (хотя это конечно же, противозаконно) подать по всей стране Обязательства на сумму, превышающую банковскую гарантию 1 млн. евро. И как вы, наверное, догадались, эта лазейка существует исключительно из-за того, что в таможнях страны отсутствует блок работы с Обязательствами в электронном виде. Если бы такая система была, то любой таможенник в любом регионе страны видел бы, допустим, что у меня уже ввезено товаров под Обязательства на сумму платежей, близкую к 1 млн евро, и заблокировал бы выпуск следующих до уплаты платежей по предыдущим.

Причина 5. Фантастический итальянский экспорт и загадочный российский импорт

У нас есть поставщик из Италии, производитель детских колясок Peg Perego. Однажды, при согласовании документов на экспорт из Италии, я обратил внимание на отсутствие в комплекте экспортной ГТД и начал разбираться, в чем причина. Вопросы прояснились, когда увидел надпись на английском языке «Authorized Economic Operator» (УЭО) и отметку уже на итальянском – «Экспорт разрешен». Так вот, что-то мне подсказывает, что вряд ли компания Peg Perego делала какое-то Обязательство, перечисляя в нем отдельно артикулы и прочие сведения. Скорее всего, был просто подан в электронном виде инвойс в таможню, она в базе отметила, что товар по данному инвойсу выпущен, поставив его на контроль, также проставила отметки в бумажном инвойсе о выпуске, и на этом все.

Понятно, что нам еще очень далеко до такого уровня, и в России Обязательство (в электронном или бумажном виде) все же останется. Но в моем понимании, оно должно выглядеть очень просто, без перечисления артикулов, разделения по товарам, и прочего.

Например, идеальное Обязательство о выпуске до подачи ГТД от ПАО «Детский мир» выглядит так:

«Просим осуществить выпуск до подачи ГТД контейнера Х по инвойсу Y, груз – игрушки, таможенные платежи – 1,5 млн. рублей, сертификат соответствия номер Z.». И на этом все.

В законодательстве любого уровня прописано, что УЭО обязан подать ГТД на товар, выпущенный до подачи ГТД. Зачем эту обязанность, которая и так нормативно везде закреплена, лишний раз дублировать в Обязательстве в очень подробном варианте?

Если провести аналогию – когда вы привозите груз на СВХ в классическом импорте, вы же не пишете Обязательство в таможню о том, что обязуетесь подать ГТД в пределах разрешенного срока временного хранения? Это и так очевидно, вы в курсе своей ответственности за нарушение сроков временного хранения. Примерно по такой же системе должен работать и уполномоченный экономический оператор.

Причина 6. Новый кодекс − старые Обязательства

На сайте Евразийской экономической комиссии есть проект решения ЕАЭС о форме обновленного Обязательства. И я с горечью для себя отметил, что в части потоварного разделения там ничего не изменилось. Хотя понятно, что это только проект и может еще 100 раз все поменяться... Но не факт. Несмотря на то, что в новом кодексе ЕАЭС Обязательства переводятся в электронную форму, количество пунктов в документе не сократится: все те же дробления на артикулы, дробления на товары и так далее.

Причина 7. Таможеннику никто не пишет


 
В Соглашении между УЭО и таможней прописываются электронные адреса, по которым ведомство и участник ВЭД должны обмениваться информацией о поставках. Возможно, я открою какую-то тайну, но эти электронные адреса не используются ни Федеральной таможенной службой, ни уполномоченными экономическими операторами. Вообще. Никогда. Таможня выпускает поставки УЭО только на основе бумажных Обязательств, проставляя в них соответствующие отметки о выпуске. В этом и есть, как сейчас модно говорить, «когнитивный диссонанс» − УЭО везде пропагандируется, как некая очень прогрессивная форма таможенного оформления. А на самом деле, таможня оформляет поставки УЭО с использованием бумажного носителя (Обязательства), что фактически возвращает нас в прошлое – в 90-е и начало 2000-х годов.

При этом, электронная переписка выгодна как для таможни, так и для оператора, в первую очередь, с точки зрения безопасности. Любому инспектору важно понимать, что лицо, с которым он общается, именно сотрудник «Детского мира», а не туманная личность. В свою очередь, бумажное Обязательство может принести кто угодно, а в официальной переписке указан и почтовый адрес, и название компании.

В утопическом мире переписка между таможней и оператором должна выглядеть так:

- Пришел груз, планируем подавать на него обязательство, − пишет специалист по ВЭД ПАО «Детский мир».

- Вот, что-то от «Детского мира» пришло, начинаем работать, − реагирует сотрудник ФТС.

Как человек, который посвятил службе в таможне 16 лет, я знаю, что информационные технологии в ведомстве очень долго «раскачиваются». Для того, чтобы что-то доделать, «допилить», нужно разрабатывать ТЗ, проводить тендер на открытой площадке, который занимает 90 дней, подписывать договор. И все это только ради какого-то Soft, который любой IT-специалист сделает за неделю. Именно поэтому, несмотря на то что, существует письмо ФТС, в котором описан такой вид электронного взаимодействия как переписка, эта норма «мертвая».

Причина 8. «Серая» тень на «белых» операторов


 
Как вы знаете, в новом Таможенном кодексе ЕАЭС таможенным представителям дают право стать УЭО. На мой взгляд, это не до конца обдуманное решение. Смешивать УЭО и таможенных брокеров нельзя. Таможенный представитель – это компания, которая оформляет грузы третьих лиц. Уполномоченный экономический оператор – компания, которая перевозит собственные грузы. Понятно, что брокер будет делать все, чтобы клиент остался доволен, в том числе и предлагать схемы, удобные заказчику, но не всегда удобные таможне. Этим он отличается от собственника товаров, который дорожит этим статусом и с осторожностью применяет упрощения только для своих грузов.

Уже сейчас существуют схемы, когда брокер, используя своего «карманного» УЭО, предлагает возить грузы под его контрактацию. Цель тут понятна – уполномоченные экономические операторы не так сильно проверяются по таможенной стоимости, как обычные импортеры. При этом не факт, что все подобные схемы противозаконны. Меня заботит другое – когда брокеры станут получать статус и возить «серые» грузы, это одновременно бросит тень на всех белых УЭО. И таможня повесит ярлык – если УЭО, значит контрабандист. Нечто похожее мы уже наблюдали после указанных выше случаев контрабанды в Северо-Западном таможенном управлении.

Например, на одном из постов я вижу, что Обязательства из всех УЭО подает только «Детский мир», больше ни один оператор на посту не работает. Знаю, что после этих случаев с контрабандой таможня боится операторов как огня, не хотят с этим связываться. Уже выработался на психологическом уровне негативный ярлык: «Если оператор, значит его 1000 раз нужно проверять. И вообще лучше с ним не работать».

Если некоторые посты уже повесили на нас клеймо, что будет дальше, когда таможенным представителям разрешает массово получать статус УЭО? Не очень хотелось бы, чтобы из-за этого решения пострадали те, кто ведут прозрачную и «белую» внешнеэкономическую деятельность.

Причина 9. Игра на грани фола

Нужно ли вообще таможенным представителям получать статус УЭО? Это зависит от того, как дальше будет развиваться этот институт. Хотя здесь конечно все уже неоднозначно.

Например, некоторые логистические компании используют статус уполномоченного экономического оператора в качестве рекламы. И в этой рекламе есть одна фраза незаметная: «Выпуск ниже риска». Некоторые уже не стесняясь ставят такие обещания в рекламу. Это игра на грани фола, потому что есть определенные параметры законодательные, которые позволяют или не позволяют выпускаться ниже риска. Но не хочу быть голословным, вполне возможно, что там все «чисто».

Тем не менее, статус УЭО пропагандируется таможенными представителями как некий рекламный ход – это не очень хорошая тенденция. Логика видимо такая: «Мы оператор, возите под наш контракт, а мы будем выпускать ваши грузы ниже риска». Если в дальнейшем со стороны законодательства будут еще какие-то упрощения для операторов, будь то выпуск ниже риска или привилегии на досмотрах, количество брокеров-операторов увеличится в разы.

Еще один момент, который привлекает таможенных представителей встать на тропу УЭО. Благодаря стабилизации курса рубля, организации, в том числе и брокерские, могут себе позволить банковскую гарантию для получения статуса УЭО. Если раньше это стоило 80 миллионов рублей, то сейчас − 60 миллионов. И такая сумма уже более-менее подъемная. Так что таможенных брокеров-операторов в ближайшее время станет больше.

Причина 10. Дьявол кроется в деталях, а детали в кодексе


 
К своему стыду скажу, что еще не со всеми изменениями в кодексе ЕАЭС до сих пор ознакомился, считаю, что пока рано это делать. Но главное понимание, которое должно быть у «учВЭДов» − всю эту работу может «запороть» ФТС, если нормативными актами извратит новые решения под удобным для себя ракурсом.

Говорят, дьявол кроется в деталях. И все эти мелочи никто из государственных чинов не замечает, а ведь именно на них схема взаимодействия зачастую и ломается. Не используется это просто потому, что никто не доносил информацию о недоработках до высокопоставленных сотрудников ФТС. По крайней мере, я не слышал, чтобы об этом открыто говорили на форумах. Ну и конечно, если операторы не очень честные, им выгодно молчать о недоработках, потому что лазейки в законодательстве позволяют что-то скрывать.


11.05.2017

Вам интересны самые значимые события отрасли, выставки и мероприятия, конфликты и сделки, интервью и невыдуманные истории коллег? Подпишитесь на рассылку* и будьте в курсе!
Ваше имя* Ваш e-mail*
*Всего одно письмо в неделю с дайджестом лучших материалов

Вам важно быть в курсе ежедневно? Читайте и подписывайтесь на наш Твиттер
Хотите больше юмора, видео, инфографики - станьте нашим другом в Фейсбуке

Разместите новостной информер и на вашем сайте всегда будут обновляемые отраслевые новости


Читайте также



Другие статьи по темам

Аналитика ВЭД Таможня Интервью Задача и решение Итоги года Итоги недели Колонка редактора Конкурс Личные трудности Лучшие люди Раскопки Учись, студент Фоторепортаж

Возврат к списку

Вверх
Вверх