Совещания с присвистом

Виталий Сурвилло о том, что не получилось сделать в этом году

oleg_tuzikov.jpg Олег Тузиков
шеф-редактор

Виталий Сурвилло, 56 лет, вице-президент «Деловой России», руководитель рабочей группы Агентства стратегических инициатив по дорожной карте «Совершенствование таможенного администрирования», перечислил основные проблемы, решения которых не удалось добиться в этом году

1. Электронное взаимодействие

Огромная проблема – это проблема единого окна. По моему личному ощущению, это, как у Радищева, «чудище обло, огромно, стозевно, и лайяй», или, иными словами, такая черная дыра, которую преодолеть невозможно. Когда мы говорим о едином окне, мы ведь имеем в виду не только какое-то одно место, в которое ты подал документы, а в первую очередь электронное взаимодействие между федеральными органами исполнительной власти, что на самом деле даже проще обеспечить, чем единое окно. Электронного взаимодействия нет, и все эти тридцать шесть ведомств, которые участвуют в контрольных операциях при импорте, не могут договориться между собой. Несмотря на бравурные рапорты, которые подает Минкомсвязи и вместе с ним другие органы исполнительной власти, на самом деле электронного взаимодействия не существует. По-прежнему остается проблемой то, что все работают в разных системах, никто не хочет делиться своей собственной информацией, неясно, кто будет финансировать соединение этих систем. При том, что государство выделяет, насколько я помню, с 2006 года совершенно громадные средства на это электронное взаимодействие, оно не работает.

В результате получается разлаженность не только во взаимодействии документально-электронном, но во взаимодействии органов контроля на границе или в пунктах доставки. Условно говоря, один и тот же контейнер сегодня могут осмотреть одни, завтра другие, послезавтра четвертые, и добиться того, чтобы проверяли все сразу по правилу «один контейнер – одна проверка» невозможно. Здесь еще работать и работать.

2. Документы для судозахода

Один из пунктов Дорожной карты – составление плана по улучшению ситуации в морских портах. Пункт считается выполненным – план составлен, правда, очень уж обтекаемо и амёбообразно. Статей, за которые можно дернуть, в этом плане немного, потому что в основном стоят сроки реализации 2014-2018, но даже те, за которые уже можно дергать, дергай – не дергай, результата практически никакого. Речь идет в первую очередь о количестве требуемых документов при судозаходах. В Минтрансе сами свели в единую таблицу все, что требуется различными портами, и сами же присвистнули и сказали, что надо что-то с этим делать. Но вот этот присвист состоялся месяца три назад, и после этого по-прежнему ничего не сделано. На днях должно состояться еще одно совещание в Минтрансе, но, думаю, все это закончится вторым присвистом.

3. Расчет после выпуска

Есть еще один пункт Дорожной карты, в отношении которого идут сражения, в том числе на площадке ЕЭК – это так называемый расчет и уплата таможенных платежей после выпуска, вернее, выпуск «до того». Мы держимся за этот пункт, несмотря на то, что даже многие участники ВЭД говорят нам: «Да ладно, с уполномоченными экономическими операторами эта проблема решается, а остальные привыкли». Причина нашей настойчивости в следующем: если у вас документальный контроль, и из-за этого документального контроля, связанного с корректировкой стоимости, с классификацией товара, груз не выпускают, то помимо того, что вы не укладываетесь в три часа и теряете время, вы должны идти на СВХ и платить деньги. Где-то, скажем, в морских портах эти платы достигают очень существенных величин. И получается, что все заявления о том, что у нас в минуты или даже в часы будет проходить и выпускаться товар, на практике, конечно, не выполняются. Поэтому хотелось бы добиться, чтобы, если СУР не выдает никаких рисков, кроме профиля документального контроля, то товар бы выпускался, а все споры по этому поводу шли потом. И потом бы, если что, шли списания. Естественно, такая схема могла бы работать при каком-то обеспечении со стороны учвэда. Но этот вариант пока не проходит, более того, повторяю, даже внутри предпринимательского сообщества он неоднозначно воспринимается. Мои ссылки на Швейцарию или еще какую-то страну порой вызывают вялую реакцию: «Ну, то Швейцария, а у нас все по-другому».

4. Контроль над СУР

Одна из системных проблем – с чего берутся риски, кто их вообще устанавливает, и почему вот это является риском для государства, а вот это нет. У нас система управления рисками полностью отдана на откуп таможенным органам, и даже суды в подавляющем большинстве случаев не имеют права оспаривать применение того или иного профиля. Со стороны аппарата Титова было выдвинуто предложение о назначении некоего аудитора или контролера за принципами разработки СУР. Ну, в ФТС нам официально отказали, естественно. Мы предлагали какие-то компромиссные формулировки, но сверху потом пришло окончательное письмо: нет и не считаем нужным. Но этот процесс все равно продолжается, в нашей стране он бесконечный: мы создаем себе проблемы, а потом их как-то решаем. Поэтому, как бы не было тяжело, надо жить дальше и смотреть в будущее с оптимизмом.


24.12.2014

Вам интересны самые значимые события отрасли, выставки и мероприятия, конфликты и сделки, интервью и невыдуманные истории коллег? Подпишитесь на рассылку* и будьте в курсе!
Ваше имя* Ваш e-mail*
*Всего одно письмо в неделю с дайджестом лучших материалов

Вам важно быть в курсе ежедневно? Читайте и подписывайтесь на наш Твиттер
Хотите больше юмора, видео, инфографики - станьте нашим другом в Фейсбуке

Разместите новостной информер и на вашем сайте всегда будут обновляемые отраслевые новости


Читайте также



Другие статьи по темам

Аналитика ВЭД Таможня Интервью Задача и решение Итоги года Итоги недели Колонка редактора Конкурс Личные трудности Лучшие люди Раскопки Учись, студент Фоторепортаж

Возврат к списку

Вверх
Вверх