Подсолнечное масло для моджахедов

Как продукцию одного тульского завода в Афганистан везли

oleg_tuzikov.jpg Олег Тузиков
шеф-редактор

Как продукцию одного тульского завода в Афганистан везли

Один мой очень хороший знакомый, по совместительству опытный производственный логист, как-то в промежутке между двумя работами, будучи временно свободным художником, получил от старых клиентов заказ. Заказ был не совсем обычным, точнее, он был совсем необычным. Надо было отвезти…, в общем, он сейчас вам сам все расскажет.

«История началась с того, что мои знакомые попросили меня найти транспортную компанию, которая перевезет их подсолнечное масло из Тулы в Афганистан – у них там появился клиент. У них есть еще один завод – в Краснодаре, что значительно ближе к Афганистану, но им интересней было отправить из Тулы, потому что в Краснодаре надо везти еще до железнодорожной станции, а в Туле есть подъездной железнодорожный путь. Я, соответственно, как простой парень, обзвонил всех своих знакомых брокеров, и все они ответили мне одинаково: «О, нет, что-то с Афганистаном мы никогда не работали, не знаем. Ну, в принципе можно, но из-за одного вагона мы париться не будем».

Обычный Яндекс-поиск с запросом «отправка, экспорт в Афганистан» выдал мне кучу компаний, которые занимаются импортом из Афганистана. Я подумал: раз экспортом никто не занимается, буду звонить в импортные компании – если они возят оттуда, значит, могут отвезти и туда. Ну, логично же? Начинаю им звонить – у всех легкий шок, потому что я постоянно попадаю на менеджеров по продажам, а они, естественно, не в курсе дела. Хорошо, прошу продажников, раз это не их компетенция, соединить меня с логистами. Компаний двадцать я обзвонил, все отказались: мы такого делать не будем, мы не понимаем, что это вообще за масло. Обычное, отвечаю, масло, даю все характеристики: вот описание, рецептура, упаковка, бутылка, подберите код ТН ВЭД, и все дела. Нет, не интересует.

В итоге я нашел одну-единственную компанию, которая мне предложила отправить это масло в Афганистан через Пакистан. В Туле затаривается контейнер, на платформе везется до Новороссийска, из Новороссийска морем в Пакистан, из Пакистана автомобилем в Афганистан.

Однако эта схема не подошла по нескольким причинам. Во-первых, афганские товарищи захотели получить груз в совершенно определенном месте – на железнодорожной станции Хайратон, это на самом севере Афганистана, на границе с Узбекистаном. Во-вторых, путь через Пакистан оказался почти в два раза дороже, чем было заложено в транспортные расходы.

Я где-то после пятого звонка сменил тактику: говорил, что сейчас надо отправить один вагон, но в принципе контракт рассчитан на пятьдесят вагонов в месяц. Нет, отвечают, мы столько не потянем. Поменял пятьдесят на десять, гарантированный объем – опять нет, нам это не интересно, мы не знаем, как это организовать.
Тогда мне пришла в голову мысль: если не могут российские коллеги, то наверняка смогут казахстанские – им там все ближе и родней. Опять звоню брокерам, спрашиваю: вы в Казахстан-то сможете отвезти это масло? В Казахстан – легко, вообще без вопросов. Тогда я звоню своему товарищу в Казахстан, и он дает мне контакты надежного местного перевозчика. Перевозчик оказался очень адекватным человеком, очень быстро уловил суть, предложил мне на выбор четыре схемы и на каждую дал ценник. Обособленное подразделение в Казахстане из-за одного вагона было решено не открывать, отдавать груз на брокера мы тоже не стали, а просто организовали отправку транзитом через Казахстан и прочие страны на Афганистан, причем не один вагон, а сразу два.

Было непонятно, как поведут себя эти афганцы – заплатят, не заплатят? Афганцы заплатили, все, как положено – аккредитив, расписка железнодорожной станции на момент получения, но больше они масла не покупали.

Что меня поразило: люди возят в Китай, возят из Китая, в Индию-из Индии, Пакистан – пожалуйста. А Афганистан почему нет? У всех, к кому я обращался, возникла суровая проблема, и им было не интересно. Говорили, что не возьмутся, потому что разовая перевозка. Темнили, в общем. Я где-то после пятого звонка сменил тактику: говорил, что сейчас надо отправить один вагон, но в принципе контракт рассчитан на пятьдесят вагонов в месяц. Нет, отвечают, мы столько не потянем. Поменял пятьдесят на десять, гарантированный объем – опять нет, нам это не интересно, мы не знаем, как это организовать. Логисты компаний задавали мне вопросы: а какая там пошлина, какие тарифы? Один во время разговора соседа по кабинету спрашивает: «Слышь, Вася, ты что-нибудь в Афган отправлял?»

Я так понимаю, что на рынке есть определенные накатанные схемы, и никто не работает с какими-то уникальными ситуациями. Люди прокатали определенные маршруты, они на них все понимают – все, это их ниша, их рынок. Компания говорит, что отправит любой груз в любую точку мира, но это означает, что 98 процентов потребностей клиентов она удовлетворяет, а с оставшимися двумя процентами даже не станет возиться. Ну, отказываем мы двум процентам, бизнесу от этого хуже не становится, а если возьмемся, влезем в непонятное, то очень даже может стать. Так зачем нам эти головняки?

У вас стенд такой замечательный, все страны мира, а в Афган вы можете? Нет, мы не можем. Ну, отправим мы туда вагоны, а как мы их будем возвращать? А там вообще сейчас талибан или что? Можно ли с этими ребятами вообще иметь какие-то деловые отношения, это моджахеды или нормальные люди?
Еще в апреле, когда проходила «ТрансРоссия», я там тоже спрашивал про Афганистан, хотя проблема уже была решена. Мол, вот у вас стенд такой замечательный, все страны мира, а в Афган вы можете? Нет, мы не можем. Ну, отправим мы туда вагоны, а как мы их будем возвращать? А там вообще сейчас талибан или что? Можно ли с этими ребятами вообще иметь какие-то деловые отношения, это моджахеды или нормальные люди? В Пакистане, говорят, все как-то поспокойнее, а в Афганистане все непонятно: мы сейчас вложимся, все наладим, людей туда отправим, а потом что делать? Их родственникам пожизненную пенсию за покойников платить?

Что еще интересно – после этого больше никаких поставок масла в Афганистан из Тулы не было. И нет никакой обратной связи до сих пор. Люди посылали туда письма: ну, как, понравился ли продукт или, наоборот, есть претензии к качеству? Если нет претензий, то, может, еще вагончик-другой вам прислать? В ответ лишь гробовое молчание, тишина. Для чего покупали, непонятно.

В девяностых годах ходила байка: какой-то арабский шейх из Эмиратов купил в Ленинграде миллион галош. Оказывается, у них по песку очень прикольно было ходить в галошах. А в Питере весь завод «Красный треугольник» был доверху забит этими никому не нужными галошами, они не знали, куда их девать. И вот люди сделали колоссальные деньги на продаже этих галош в ОАЭ. Что интересно, больше заказов на галоши не было – может, была мода, да прошла? Это байка, я лично в поставках галош арабам не участвовал. Может, и с Афганистаном похожая история? Пожарили на русском масле, а потом мода прошла? Или не понравилось, пахнет не так? А может, казахстанские поставщики клиента перехватили – они же наверняка узнали о поставке. В общем, Восток – дело тонкое». LR


15.09.2016

Вам интересны самые значимые события отрасли, выставки и мероприятия, конфликты и сделки, интервью и невыдуманные истории коллег? Подпишитесь на рассылку* и будьте в курсе!
Ваше имя* Ваш e-mail*
*Всего одно письмо в неделю с дайджестом лучших материалов

Вам важно быть в курсе ежедневно? Читайте и подписывайтесь на наш Твиттер
Хотите больше юмора, видео, инфографики - станьте нашим другом в Фейсбуке

Разместите новостной информер и на вашем сайте всегда будут обновляемые отраслевые новости


Читайте также



Другие статьи по темам

Аналитика ВЭД Таможня Интервью Задача и решение Итоги года Итоги недели Колонка редактора Конкурс Личные трудности Лучшие люди Раскопки Учись, студент Фоторепортаж

Возврат к списку

Вверх
Вверх