Великое вагонное побоище

Как на работу железных дорог влияли силы природы

Виталий Семилетов Виталий Семилетов
эксперт

Великое вагонное побоище

Этим материалом заканчивается титаническая работа Виталия Семилетова и «Логируса», посвященная исследованию аварий и катастроф на Нижегородско-Московской железной дороге в XIX веке. Читайте последнюю, пятую часть. Предыдущие части находятся здесь: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4.

Ветер, ветер, ты могуч, ты состав отправишь в путь

Много трудностей стояло на пути освоения железнодорожного дела. Борьба с извечным русским авось и неисполнительностью, несовершенство техники и организации перевозок, происки охотников за легкой наживой… Часто в железнодорожные будни в буквальном смысле вторгался сильный ветер.

В наше время довольно сложно представить себе какое-либо серьезное влияние ветра на железнодорожные перевозки. Если это, конечно, не ураган или смерч. Современные железнодорожные магистрали и подвижной состав спроектированы с учетом влияния многих внешних нагрузок, в том числе и ветровых. А полтора века назад сильные и даже средние ветра доставляли много хлопот железным дорогам. Порой легкая шалость ветра оборачивалась целым приключением для железнодорожников.

Павловский Посад – столица ветров

Осенью 1863 года на станцию Павлово, что расположена в Павловском Посаде, прибыли две платформы, груженные тачками. Груз предназначался для земляных работ в связи со строительством мануфактуры. Вагоны мирно стояли на запасном пути, ожидая разгрузки. Тормозные башмаки в то время еще не применялись на железных дорогах. На некоторых дорогах запасные пути оборудовались поворотными брусьями-шлагбаумами для предотвращения самопроизвольного ухода вагонов. В Павловском Посаде ничего подобного не было, поэтому легкие вагоны могли в любой миг покатиться. Вес порожнего двухосного товарного вагона, как правило, не превышал пяти-шести тонн, что для серьезного ветра не являлось помехой.

Вагоны благополучно простояли ночь, а к утру над станцией сгустились тучи. От Москвы, с запада подул сильный порывистый ветер. Не выдержав натиска, платформы с тачками покатились в сторону Владимира. Обескураженный стрелочник, дежуривший в ту ночь, бросился к единственному стоявшему на станции маневровому паровозу, который как раз инспектировал начальник паровозного депо.

Серьезность ситуации усиливалась тем, что в это же самое время к Павловскому Посаду должен был подходить пассажирский поезд Нижний – Москва, как раз с той стороны, куда и угнал вагоны ветер-проказник. Так как паровоз был под парами, уже через несколько минут была организована погоня за «беглецами». Вагоны были настигнуты в версте от станции и благополучно возвращены обратно до прибытия пассажирского поезда.

Зимой 1866 года в Павлово прибыл длинный товарный поезд, состоящий из сорока вагонов. Поезд следовал в Нижний и на станции сделал остановку, чтобы добавить воды и топлива в паровоз. Локомотив быстро отцепился и укатил к депо. Впрочем, брошенный без присмотра состав недолго скучал. Сильный порыв ветра привел в движение сорок вагонов, и неуправляемый состав покатил в сторону Владимира, к ближайшей станции Дрезна.

Как и положено по закону жанра, в это же самое время со станции Дрезна навстречу неуправляемым вагонам должен был отправиться пассажирский поезд. Механик, заправлявший паровоз водой, заметил уход вагонов и бросился в погоню. Догнать вагоны он сумел только через пять верст. На крюк последнего вагона была накинута запасная цепь, и только так вагоны сумели остановить. Механик пассажирского поезда, вышедшего из Дрезны, проявил немалую выдержку и мастерство. Он не только сумел вовремя остановиться, поняв, что навстречу движутся неуправляемые вагоны, но и привел поезд в обратном направлении с малой скоростью, надеясь тем самым остановить «беглецов».

Деньги на запор

Сильные ветра гуляли не только по дальним подмосковным станциям. Летом 1875 года большая авария произошла по вине стихии в Москве. В один из знойных июльских дней разразилась настоящая буря – жару сменили гроза и ураганный ветер. На запасном пути стояли восемнадцать вагонов с дровами, прибывших из Владимирской губернии. Под натиском стихии вагоны покатились и наехали на маневрировавший паровоз. Сильные повреждения получили и вагоны, и локомотив.

Следует отметить, что подобные случаи были не редкостью. Поэтому руководством дороги периодически выделялись деньги на обустройство запасных путей прочными вращающимися запорными брусьями. Чтобы вагоны не могли быть угнаны посторонними лицами по злому умыслу, брусья запирались на замок после заграждения пути, а сами ключи хранились в сейфе у начальника станции.

Прежде всего, такими устройствами оборудовались самые проблемные «ветреные» станции, где не раз случались уходы вагонов.

Нижний Новгород – вагонное побоище

Пожалуй, самый серьезный случай с большими грузовыми потерями и разрушениями «благодаря» ветру произошел в Нижнем Новгороде осенью 1880 года. Случай настолько нелепый и курьезный, что местные жители передавали историю о нем еще многие десятилетия.

По устоявшейся традиции август-сентябрь были самыми горячими днями на Нижегородской станции. Шел валом груз по Волге и Оке. В Нижний съезжались сотни дельцов для закупки всевозможных товаров. Сам же город напоминал в эти дни растревоженный улей – улицы запружены людьми и ломовыми подводами, конторы работали до поздней ночи, на Волге в ожидании разгрузки томились десятки барж, а в самом городе невозможно было отыскать даже самый дорогой номер в гостинице – все было занято деловыми людьми.

На Нижегородской станции готовились к отправлению товарные поезда. По соединительным ветвям от пристаней сюда поступали уже груженые вагоны. Задача станции – сформировать из отдельных вагонов полноценные поезда. Маневровые паровозы днем и ночью озабоченно носились по путям, перетасовывая вагоны словно карточные колоды. Сама же станция не относилась к опасным с точки зрения влияния ветра. И уходов вагонов здесь никогда прежде не случалось.

Но в один из сентябрьских дней на Волге разыгралась сильнейшая буря – порывами ветра срывало баржи, стоявшие у пристаней, в городе валило деревья и сносило ветхие крыши. С реки на станцию обрушился сильнейший ветер. На самой же станции практически все пути были заняты группами вагонов. Шестьдесят груженых вагонов стояли в ожидании формирования и отправки. И вот под действием бури практически все вагоны приходят в движение. На стрелочных переводах эти вагоны сталкиваются друг с другом, образовывая завалы. В эти завалы врезаются идущие следом вагоны.

За какие-то минуты станция превратилась в настоящее вагонное побоище. Во время бури на всех стрелочных переводах образовались большие завалы из колес, обшивки вагонов и разбросанных грузов и товаров. Обескураженные станционные агенты и грузоотправители бродили среди заваленных вагонов, пытаясь подсчитать урон. А убытки были поистине огромными! Ведь дорога практически замерла на несколько суток, пока Нижегородскую станцию расчищали от завалов.

Предпочитающее учиться на своих, а не чужих ошибках, руководство дороги в спешном порядке обязало оборудовать запасные пути в Нижнем Новгороде запорными устройствами. Кроме этого станционным агентам было предложено при наличии тормозных площадок в вагонах затормаживать их на стоянках и по возможности сцеплять вагоны в большие группы. LR


08.09.2016

Вам интересны самые значимые события отрасли, выставки и мероприятия, конфликты и сделки, интервью и невыдуманные истории коллег? Подпишитесь на рассылку* и будьте в курсе!
Ваше имя* Ваш e-mail*
*Всего одно письмо в неделю с дайджестом лучших материалов

Вам важно быть в курсе ежедневно? Читайте и подписывайтесь на наш Твиттер
Хотите больше юмора, видео, инфографики - станьте нашим другом в Фейсбуке

Разместите новостной информер и на вашем сайте всегда будут обновляемые отраслевые новости


Читайте также



Другие статьи по темам

Аналитика ВЭД Таможня Интервью Задача и решение Итоги года Итоги недели Колонка редактора Конкурс Личные трудности Лучшие люди Раскопки Учись, студент Фоторепортаж

Возврат к списку

Вверх
Вверх